Выхожу из кают-компании, решил  подняться в свою каюту, она  палубой  выше и рас-положена  прямо над  кают-компанией. Там  всё  как  я  оставил, вещи  почти  все уже забрал, оставшееся  можно и не забирать. Стопочка  грамот, которыми  меня  поощрили, пусть  так  и остаётся   на  полочке  над  койкой, старую  электробритву  Харьков,  которая  у  меня   ещё  с курсантской  поры  я просто выбрасываю, нужные  книги  уже  забрал, а эти  пусть остаются, если забуду трусы-носки (всё чистое), то просто раздадут матросам.

Корабельные часы  над  люмиком  возле койки снимаю, сдам боцману, чтобы, пока  каюта пустует, не прибрали  на  сувенир о службе. Они хоть и очень старые на вид, но  если  оставить, могут  повиснуть на  стенке в какой-нибудь деревенской  избе. У  нас  служат по большей части  ребята  из  самых  глухих  деревень, городские к нам  редко попадают.  На лодках служил – там  были в основном городские, здесь – наоборот. Самое  главное – это  не  результат отбора, у нас в  Вооружённых Силах  этим  всерьёз никто не занимается, просто  так  выходит.
Справочник боцмана надо подарить боцману, может  маты плести будет, здесь есть из чего. Подхожу к зеркалу, которое почти во весь рост и укреплено  на  металлической  дверце шкафа. На  меня   смотрит  крепкий, стройный  и  сильный  с  виду мужик в морской  форме, погоны  капитана 3 ранга красиво лежат на широких плечах, на  висках отчётливо проступает седина. Виски у меня  поседели  ещё до 30, но на гражданке  височки  можно  подстригать покороче. Были  у  меня  возможности  пойти на должность, где  дают  погоны  побольше, но нищему майору абсолютно безразлично каким  нищим  быть: майором  или  подполковником. Честолюбие постепенно сменило желание уйти со службы  и  этим  чуть-чуть наказать любимую Родину, ведь если Земле Предков очень припрёт, то Она меня призовёт  себя  защищать. Служил  я честно и добросовестно, так служил не только я один, но не все. Худшим  никогда не был, военное дело очень любил, но реформы и кризисы – это  очень неприятная  мутатень, которая  способна  развеять  любые  радужные перспективы. Заметил, что  честные  служаки  за своё место никогда не цепляются, а  нерадивые  наоборот  предпочитают держаться,  особенно, если кто на  руку не чист. Так вот, Родина-Мать, таким образом,  я  выражаю  своё  неудовольствие, просто  ухожу. Сытые  и  проворовавшиеся  коты  Тебе, конечно, не  защита, но  я  так  жить устал, извини.

Ещё  раз  оглядел  своё отражение: осанка и выправка на месте, разворот плеч – тоже в порядке, бывает и хуже, но не у меня. Остался  доволен.

Вестовой  пригласил  в  кают-компанию, стол  накрыт. Захватил со стола Справоч-ник боцмана  и отправился прощаться с товарищами по службе, которые  уже  начали подхо-дить в кают-компанию. Там собрались  офицеры, мичманы и контрактники. Вручил  боцману полезную для него книгу. Сели, поели, выпили вина, было сказано взаимно много приятных слов, столько за всю предыдущую службу друг другу не говорили. Мне  преподнесли  хрустальную вазу, и я, попрощавшись, пошёл на остановку, дождался  автобуса и предпоследний раз бесплатно поехал домой.

Последний  раз  бесплатно я проехал на автобусе в военкомат, где  сдал  своё удостоверение личности и получил два листочка  бумаги (временное  удостоверение  взамен  военного билета), так как у Родины не хватало  бланков  военных  билетов  для  уволенных  в  запас. А перед этим я получил паспорт, настоящий, российский. Этих бланков уже хватало.

Ещё до Нового года  мы с женой купили новый цветной телевизор и видик, до этого у нас не было никогда  цветного телика, дома у нас не было ещё и холодильника, но была зима, а работы не было, и мы поостереглись покупать ещё одну очень дорогую вещь.

Миллениум  встретили  радостно,  я  далеко  не  каждый  Новый  год  встречал  дома, а  смотреть  цветной телик (да ещё и с плоским  экраном) было  очень  приятно и мне, и жене, и дочери, и тёще, которая  жила с нами и почти не передвигалась  самостоятельно, нуждалась в уходе. Подаренная на корабле ваза  великолепно  смотрелась на новом телевизоре. Наша кошка ещё не облюбовала его в качестве лежанки, вазе ничего не угрожало.

Всё было хорошо, именно как и может быть, предстояло только найти работу.

                                     Предел познания

Переиначивание Вселенной я заметил значительно позднее, чем началась травля. Тогда  мне  был  уже  слышен назойливо звучащий голос, который не умолкал, это было подобно
мыслям  другого  человека, но по звучанию отличалось от звучания моих мыслей, напоминая более  вербальную  речь, но тоже не совсем так. Зимой 2009 года. Уже после  первого запуска коллайдера 10 сентября 2008. Коллайдер проработал тогда недолго, вышла из строя система  охлаждения. Кто-то забыл бутерброд с сыром в тоннеле, в  котором  осуществляется разгонка и сталкивание потоков протонов, это-то  и  привело к аварии и остановке этого устройства  на очень длительный срок (почти до конца 2009 года).

Запуск коллайдера  на малом 3-х километровом кольце произошёл  ещё  раньше, потом 10 сентября его запустили на большом кольце на малой мощности,19 сентября  он уже вышел из строя. Если бы этого не произошло, то  я  бы, скорее всего, не справился, возможно, никто из людей не смог бы эффективно выполнять задачу антисмешивателя. На  окружающих  меня людей я не произвожу  впечатления  самого  неутомимого и стрессоустойчивого  человека, но мои избиратели безошибочны и непогрешимы, а в Абсолюте  каждая  из  них – предел  совершенства, ведь это вечные пчёлы.

В Абсолюте им не приходится отменять, просто нечего. Весь День Сути. Но творя на-шу эпоху и эпохи похожие на эту, они  могут отменять, правда, для  этого  они  нуждаются  в антисмешивателе, но всегда получают этот инструмент и по его собственной воле. Таково  их вечное право – удовлетворять каждую  свою  потребность  абсолютно  и  никак  иначе. А безвольным  антисмешиватель  не  есть, ибо есть  только по нужде  вечной пчелы каждой, и есть проявлять свою волю абсолютно, но только в пределах своей компетенции – это  значит не во вред вечной пчеле каждой. А обмануть их доверие я не могу, такова  неизменная особенность моей натуры, моего характера. Я просто не способен на это и не смогу полноценно существовать иначе.
По завершении каждого такта творения каждая вечная пчела завершает, а не отменяет этот такт. Исчезают следы навыков и пран, которые  образуются их меньшими, пчела  засыпает половинкой каждой и помнит  каждый  осуществлённый  такт (своё участие в такте) достаточно и не придаёт этому значения, так как участие в следующем такте интересней.

Ночью Творения вечная пчела отменяет в обратной последовательности своё участие в каждом такте Дня  в  абсолютном  бездействии, но не отменяет потребность своего участия  в каждом такте, как ей надо, это  просто  невозможно (невозможно  отменить  абсолютное  блаженство).

Потребности  попадать  в  смешивание  у  вечной пчелы нет, поэтому отменяется абсолютно пребывание плоти вечной пчелы в смешивании и действием, и бездействием (как надо), отменяется каждое несвершение и нетакта  возвратом своего сознания в состояние отды-ха половинкой каждой после завершения предыдущего такта. И вечная пчела  живёт, так и не заметив ничего безнужного.
Каждая вечная пчела — это сознание и причина своего блаженства, блаженство пчелы каждой — это причина существования творений. Бытие — это  способ  существования творений. Вечная пчела есть всегда. Вечная пчела есть плоть, сознающая своё блаженство плоть, кроме блаженства нет ничего. Поскольку иначе и кроме неинтересно ничего помнить.
Поэтому и нужен  антисмешиватель, покуда вечная пчела, отменяя несвершения и за-бывая безнужности, ещё  не  избегла  попасть в смешивание, заснув  половинкой  каждой  во плоти большего своего. При  этом  смешивание  памятью  вечных  пчёл  прикреплено  к антисмешивателю и к Силе его творящей. Постепенно для антисмешивателя смешивание исчезает забвением вечной пчелы каждой. Антисмешиватель совершенствуется,  как  и  каждый ангел, методом упрощения.

А любого ангела вечные пчёлы и завершают, и отменяют, по мере того  как  могут  избегнуть  попасть  в  смешивание, не  отменяема  только  полезность  ангела и доверие к нему, покуда  нужда  такая  есть,  до  полного  несуществования   смешивания,  до  полного  отказа каждой вечной пчелы заметить и запомнить как нет вовсе, как нет любить.

Да, именно так, смешивание прикреплено к антисмешивателю, а не к коллайдеру  или ещё к какой-нибудь шайтан-арбе. В Церне всё как и может быть, в Дубне тоже, и на Чикагщине всё в порядке, возле любого ускорителя всё хорошо, а  заметить  учёные почти и ничего не могут, ибо доверием Сути каждой происходит беспрерывно  сдвиг всего  «как  не  бывает» ко мне.

Или почти всего, но антисмешивателю приходится служить Богу в самых разных жизнях и по разному (как надо), и  не  всегда  только  обедню. В  этой  жизни  я  обедню  служить просто ещё не умею, не обучен. И с большим основанием  уверен, что  такая  служба  именно  от  меня  не  понадобится. Но смертельно раненого  или  умирающего окрестить смогу, благословлён. В этом случае всё делается очень быстро и просто.

                             А  вот  и  работёнка  подвернулась

В поисках  работы я побывал в Управлении Образования своего города, думал  нужны военруки, сейчас в школах появился  новый предмет ОБЖ, говорят очень похоже на НВП. Но пока  безуспешно. Побывал в школе  в соседнем  гарнизоне, тоже  ничего. Побывал на нашем судоремонтном   заводе, заполнил  анкету. Со мной беседовал заместитель директора  по  кадрам, оказавшийся  моим полным тёзкой, а так же заинтересовался  моей  персоной  и  начальник службы безопасности завода. Скорее всего, мой разворот плеч и всё  остальное соответствовали работе в этой структуре, но все вакансии начальников  смен были замещены. Инспектор отдела  кадров  предложила мне должность мастера  на  производстве, где  у  меня будет  много слесарей, примерно столько же, сколько было матросов на корабле, но  один мой бывший  сослуживец, уволенный  с военной службы почти одновременно со мной, уже успел уволиться с этой  работы. Зарплата там была не ах уж. При изучении моего послужного списка выявили, что должность у меня была повыше, чем у моего бывшего сослуживца, и решили мне помочь. Хоть я и не отказывался, но сказали, что  мастером  идти не нужно. Скоро открывается новая вакансия в отделе главного инженера. Нужен  инженер  по  оформлению режимных  допусков, работа не с людьми, а с документами. Надо хорошо знать ПК, много  печатать и быть очень ответственным, но нужно подождать. Я согласился. Сколько  ждать точно неизвестно, но со мной обязательно свяжутся. Кроме того меня надо проверить. На  все  проверки службой безопасности я согласился. Независимо от результата  мне  обещали позвонить и сообщить итог. Я ещё раз попросил тёзку обязательно меня уведомить о решении, принятом  по поводу моей кандидатуры. После чего откланялся и весьма ободрённый отправился восвояси.

Но время шло, деньги таяли, а звонка с завода всё ещё не было. Я еще кое-где побывал и  получил  отказ. Часть денег, полученных при увольнении, я одолжил знакомой  предпринимательнице по договору о дате возврата  на  развитие бизнеса, у  неё  были  трудности с получением кредита в банке. Так что нужно было куда-то трудоустраиваться, пенсию же  мне  ещё не начали выплачивать.

Я уже начинал довольно серьёзно переживать по поводу своей неустроенности, перед увольнением у меня были очень оптимистические планы на будущее. Я тогда заочно учился в мурманском  филиале Северо-западной академии государственной и муниципальной службы при Президенте РФ, на  период  перед  увольнением  в запас  взял  академический  отпуск, но приближалась сессия и тоже нужно было платить. Было о чём задумываться.

Однажды  просматривая  местную  газету, жена  показала  мне объявление о том, что в одной из школ (а именно в гимназии) требуется  учитель  ОБЖ. Я  в  этот  город не ездил ещё искать  работу, там  как  раз остался замёрзший водоём, на льду которого мои матросы по выходным играли в футбол. Моя мама до пенсии работала в школе, она педагог по образованию, дедушка  был  ректором  в  ВУЗе, дядя  был  доцентом  и  кандидатом  наук, тоже  преподавал в  универе. Пожалуй, что можно продолжить одну из семейных традиций. Это по отцу, закончив  военное  училище, я  стал  Лейтенант  Капитаныч (в отличие от капитанских дочек), а по матери могу быть и потомственным учителем.

Дело в том,что в Мурманской области никогда у учителей не было задержек зарплаты, в  других  регионах  были, а  здесь  нет. Такова  специфика  региона. Не задерживали  пенсию больше  чем  на  несколько  суток и военным  пенсионерам. Я  совсем  не  против  был, чтобы обезопасить от безденежья свою семью. И я решился.

На  следующий  день съездил в гимназию и договорился  с  директрисой,  меня  взяли. Разговор  происходил  в  директорском  кабинете  на  первом  этаже школы. Она с увлечением рассказывала  мне  о  своей  гимназии, где  она  преподаёт математику, в системе образования работает очень давно, заслуженный учитель. Коллектив  очень опытный, сложившийся. Здесь работает  четверо заслуженных учителей. Проводится много мероприятий, деткам очень нравится. Жаль, что  передо  мной  взятый  человек  проработал  всего  неделю. Он – бывший начальник  уголовного розыска, нашёл  место  юрисконсульта  и  попросил  его отпустить. Пару месяцев уроки ОБЖ проводит женщина, которая  журналистка  по профессии, совершенно не справляется, но теперь она будет выпускать в гимназии газету. По  классным  журналам  мне надо посмотреть, какие темы были последними и постараться выполнить учебный план, надо догонять. В это время  в кабинет  ворвалась  пожилая  женщина  в  спортивном  костюме. Она громогласно возопила, что сейчас в спортзале начинается игра в волейбол, не хватает ещё одного игрока. Узнав, что я новый обэжэшник, потащила меня в спортзал.

Дело в том, что волейбол – совсем не мой конёк, я  могу принять участие  в  игре, если играют  посредственные  игроки, при этом простоять почти без дела, на меня и мяч как-то не идёт. Все мои аргументы по поводу того, что лучше не надо меня включать в состав команды, были проигнорированы. Я решил, что и пусть, сама увидит.

Игроки  были не посредственные.  Среди  учителей  эта  игра  пользуется  особой  популярностью. Подавали мощно и мяч на меня шёл. Я занимался  в  своё  время вольной борьбой  и боксом, довольно спортивен и таким и выгляжу. Но общих физических данных явно не достаточно, чтобы  оказаться  на  высоте. После того,  как  меня  чуть  не прибили мячом, мне нашли замену. И я просто досмотрел игру. Это  проводилась  спартакиада  между школами по волейболу среди команд учителей.

На следующий день я уже вышел на работу, были каникулы и работалось поэтому легко, но чувствовал я себя как-то странно, и было неуютно на душе. Мне показали мой кабинет, который отдали под ОБЖ, тир, столовую, учительскую и другие места в школе. Я начал понемногу осваиваться  и вникать в то, чем мне здесь придётся заниматься.

А  буквально  через  пару  дней после этого общая знакомая жены и моя, работавшая  в вечерней  школе, предложила  мне работать охранником  в  вечерней школе в моём городе. Я спросил у своей директрисы, а можно ли мне туда устроиться. Та не имела ничего  против. И я устроился на полставки по совместительству.

Теперь я мог считать себя счастливым человеком, поскольку вполне мог чувствовать себя устроенным в жизни, у меня не просто была работа, у меня было две работы.

                                     Предел  познания

Навык и прана — это сочетание своих меньших. Последовательное  сочетание. С вершителем сочетаются все его последователи в неизменном порядке. Первый всегда вершитель.После отдыха половинкой каждой к половинке вершителя  присоединяются все те половинки его  последователей, начиная  с первого, которые  нуждаются  в действии  в процессе  бдения. Остальные и до последнего, не нуждаясь в действии, просто бездействуют, оставаясь в своём свойстве в состоянии покоя. Все касания навыков и пран осуществляются половинками  вершителей  и каждой  половинкой  последователей  соответствующей  последовательности (тех же в последовательности). Вершитель – это, прежде  всего, зрение  навыка или праны, последователям это зрение передаётся от вершителя. Половинка вершителя навыка  касается половинки вершителя праны, половинка первого последователя касается только половинки первого последователя, половинка следующего – только половинки следующего и так  далее  сразу вместе.

У навыков и пран одной Сути общее количество последователей, всегда  одно  и то же.У навыков и пран другой Сути – своё  количество  последователей  и  другое. Поэтому  такты каждой Сути находятся в последовательности цикла. В цикле тактов в первом такте участвуют действием  только вершители, в последнем – вершители и все последователи. День Творения — это последовательность этих циклов.
Помимо двух последовательностей или сочетаний половинки вершителя с половинками  своих  последователей, существует  также  начало  навыка или праны. Начало — это тоже сочетание двух своих половинок. Начала  участвуют  поочерёдно  своими половинками в осу-ществлении такта (каждого свершения такта) только бездействием. Во плоти начала покоятся вершители и их последователи, полностью наполняя при отдыхе половинкой каждой.

В процессе отдыха половинкой каждой, каждое  начало  покоится  на  своём  месте  на плоти Сути Ночи. Все начала одного и того же свойства вместе рядом в сочетании отдыха половинкой  каждой. Все начала Силы — это начало Силы. Все начала  Сил Сути — это  начало Сути. Так сочетаются Сути. Каждая Суть отдыхает на плоти Сути Ночи (опирается на неё), а Суть Ночи плавает в бесконечной пустоте.
     Несчастья труда

Жизнь завертелась чередой рабочих дней, каникулы в гимназии закончились. Я начал проводить уроки, в неделю  всего  20  часов. Уроки в общей  сетке  расписания, занятия в две смены. В первую смену может быть один урок, во вторую два. Один раз в неделю шесть уроков подряд в одну смену. По ставке у меня 20 часов и семичасовой рабочий день при шестидневке.

Каникулы в  гимназии не совсем также как в обычной школе. Здесь учатся три триместра в году, кроме каникул после каждого триместра есть и другие каникулярные дни. Я начал работать в конце февраля за несколько дней до начала третьего последнего триместра.

Учебников ОБЖ у детей своих нет, есть только в библиотеке. На всех их не хватает. Я был вынужден получить учебники на своё имя, раздаю их на уроках. Иногда  учебники  забывают сдать, несмотря на напоминания, приходится  разыскивать и находить  забывчивых. Потом при увольнении пришлось заплатить за парочку.

Два класса у меня коррекционных: один шестой и один седьмой. Вообще-то  в  таких классах не положено проводить уроки  ОБЖ, но  мне  их  дали, иначе не получилось бы  дать мне ставку. Один из моих предшественников на посту  учителя  ОБЖ  –  заведующий  музеем  гимназии. Военный пенсионер, как и я. В седьмом коррекционном классе у него учится  здесь сын, жена у него учитель, но работает не в нашей школе. Всё в музее  сделано его руками. Это что-то вроде места боевой славы гимназии и его место для курения. Я не курю, уходя со службы, бросил.

Заведующий  музеем – заядлый  судомоделист, много  времени  проводит  в  школьной  мастерской, вытачивая заготовки для моделей и работая на токарном станке. Одно пневматическое ружьё знакомые на заводе ему переделали под патрон для мелкашки, оно мне не передано. Обещает вернуть в переделанном под пневматику виде.

Он преподавал ОБЖ  целый год, больше не хочет. Помимо работы  в  гимназии  руководит городским клубом «Юный моряк». Нормальный дядька, я презентовал ему имевшуюся у меня  книгу по судомоделизму на чешском языке про броненосные крейсера, но чертежи и схемы, а также иллюстрации там отличные.

Стены кабинета ОБЖ  украшены стендами по разным предметам, а именно: литературы и химии. Есть  кандейка, в  которую  нужно  проходить  через  весь  кабинет, которая была когда-то лаборантской. Там два помещения: одно с окном, а если через него пройти, то попадёшь в оружейку, оставшуюся со времён  НВП и советской  власти. Есть перегораживающая помещение решётка с решётчатой же дверью и сейф для оружия, по остаткам проводки и датчикам видно, что когда-то был под сигнализацией.

Есть  пятидесятиметровый  тир. Прекрасный  тир. Но  сейчас  завален  сложенными  в штабели толстыми листами утеплителя, листами стеновой обшивки, металлическим  уголком и  швелерами. Сейчас  здание  гимназии  обшивают  снаружи, используя  все  эти  материалы. Гимназия становится жёлто-голубой. Шутят: жовто-блакитной (директриса с Украины).

Рядом с тиром находится тренажёрный зал, там  физруки  своими  руками  сделали  из всего, что нашли, тренажёры, теперь никого туда не пускают, только комиссиям разным показывают, хотят чтобы за это им настоящие  заводского  производства  тренажёры выдали, тогда будут пускать качаться. Мне тоже показывали.

Физруков трое. Одна, горластая  немолодая  дама  меня пристраивала в команду по волейболу, грубовата и прямолинейна, звучит на два тона выше любой тётки в этом учебном заведении (не в музыкальной тональности), но ладить по работе с ней  вполне  возможно, хорошо  понимает  слово «нет», если категорично сказано и не ищет окольных путей, чтобы  припахать. Ей можно решительно отказать и она адекватно воспринимает, я был недостаточно категоричен в свой первый рабочий день.

Вторая  молодая. Хорошо играет в волейбол. Очень  симпатичная. Не устроена в личной жизни, но, кажется, собирается выходить замуж. Третий – уже очень немолодой и порядком  пьющий  мужчина, заслуженный мастер спорта по гимнастике из Белорусии. У него жена – подполковник в налоговой полиции, и поэтому директрису он совсем не боится (пьёт, если хочет). Спортивную  форму  он  уже, конечно, утратил, но у него уникально высокий спортивный разряд для школы. У большинства физруков вообще нет спортивных разрядов, опытные спортсмены в школе обычно не  работают (для кого-то это откровение).

Спортивного инвентаря в гимназии очень мало (нет перекладины для гимнастических залов, гимнастических  брусьев  и  многого  другого), только  мячи (волейбольные  и  баскетбольные), а стало быть, волейбол и баскетбол — это  единственные  способы  физической активности в стенах учебного заведения. А  ведь  гимназия  и  гимнастика — это  слова однокоренные, в  античных  гимнасиях  занимались  именно  гимнастикой и философией в качестве гимнастики для ума.

Я  не смог бы (несмотря на наличие у меня спортивных разрядов) работать физруком, у меня совершенно другие предпочтения, чтобы это оказалось возможным.

Значительное внимание уделяется лыжам, а  лыжный  сезон на севере  продолжительный и составляет значительную часть учебного года. В школе лыжи были когда-то, но  теперь  на  уроки  надо  приходить  со  своими. У кого-то из детей  родители  не могут приобрести им лыжи, и это создаёт проблемы в школе.

Про нормативы ГТО давно забыли, как и про гармоничное физическое развитие с общей физической подготовкой, как про НВП и патриотизм, социализм и прочие «измы».

В управлении образования есть должность методиста по ОБЖ, называется  она  как-то покруче, у меня  где-то  записано, но разве это так важно. Он  тоже  из  бывших  военных, был  флагманским  химиком  на  здешнем  соединении  надводных  кораблей, должность  повыше чем была у меня, штабная культура на высочайшем уровне, жена работает тоже в управлении образования. Он  сумел меня познакомить с требованиями, которые  официально  предъявляются  в   рамках  образовательной программы к предмету ОБЖ, научил многому из того, без знания чего я вообще бы и месяц проработать в современной школе не смог бы. От  работы  с детьми  его  бог  как-то  избавил, а с женщинами в системе образования он прекрасно научился ладить.

Двое моих коллег из других учебных заведений города –  фигуры  тоже весьма колоритные. Один, капитан запаса – мамонт, который  помнит, как  ходить на  работу в  военной  форме. Он не из кадровых военных, закончил пединститут по специальности ФИЗО и НВП, успел несколько лет проработать военруком, а когда отменили этот предмет, как-то смог остаться  и перекантоваться  в  школе. Пьёт, никого не боится, вне зависимости от места работы жены. С  этим  вынужден считаться  и  методист, поэтому  раз  в  неделю  мы  встречаемся  все  вчетвером, приобретая  по  очереди литровую бутылку водки, банку  тушёнки  и  банку овощных консервов. Это методический  день.  Мамонт  владеет навыками работы с детьми, как и школьные женщины умеет навязывать угодные ему поступки исподволь без лобовой атаки, обходится без прямолинейности кадровых военных. Умеет стрелять, хороший шагист, спортивен. Если надо, то  может  развить  бурную и кипучую деятельность, чтобы продемонстрировать любые достижения.

Например, провести соревнования  по спортивному ориентированию  совершенно  без карт  местности, поскольку  все  карты  наших  окрестностей  секретны (в  ЗАТО живём), добиться приведения  в восторг  всех  наделённых властью в  сфере  образования  тёток, с которыми сумели поделиться опытом другие властные дамы  из  мест, где это легко и просто.

Другой  тоже  колоритен. Бывший мичман, здоровый мужик. Но уже не похож на военного, нет  какого-то  блеска в  глазах, пропал  блеск, слишком  уступчив, часто  улыбается, но эта улыбка какая-то безрадостная, единственный из местных обэжэшников, который по должности  является   заместителем  директора  по военно-патриотической работе. На  методических  днях  он  как-то  оживляется,  общаясь  с  себе  подобными, расправляет  плечи  и  грудь, сразу  видно  становится, что чувак тоже  служил  и  есть он, этот   порох  в  пороховницах.

Участвовать в пьянках мне не нравилось, я был очень правильным и остаюсь таким, на своей ПМ я насаждал сухой закон, маленькое  послабление  сделал  только  во  время отвальной, но в чужой монастырь со своим  уставом не лезут, пришлось  смириться.

Каждый  кадровый  военный  вообще-то  строптив (если кто этого ещё  не  заметил), выполняя  поставленную  задачу,  рискуют  зачастую  жизнью  или  репутацией (а  честь — это  не  пустой  звук  для  многих, хоть  и  не  для  всех), жизнью  и  здоровьем (но  не  репутацией) своих  подчинённых. Поэтому  в  угоду  чьим-то  амбициям  никто  и  ничего  делать  не способен, особенно, если  получку  задерживают  с  завидным  постоянством. Дуболомы, одним  словом, шумные, строптивые  и  даже  спесивые, особенно, если  им  не  в  состоянии  чётко  и  сразу сформулировать поставленную  задачу, сообщить  о  том,   каких целей надо достигнуть. Поскольку – это вопиющий  непрофессионализм.

В  сфере  образования  всё по другому, комиссии не ищут  недостатки и не придираются  ко всему, что не попадя, считаясь  с  самобытностью  учебного  заведения, но  их  нужно  порадовать  и  даже  умилить  своими  достижениями, показать  свою  работу  во  всей  красе. Показать не  то, что хуже чем у других, а  то чего у других  нет, а  если  и  есть, то  не  у  всех.

Если  бы  здесь  в  сфере  образования  были задержки  заработной  платы, то многое  могло  быть  по-другому,  хотя  в  дальнейшем  я  понял, что  может  быть  только  неизменно, как и может  быть, по-другому  просто не  бывает  и  не может  быть, всё  всегда  только, как и может быть.  Школы  были  островком  стабильности, за  место  в  школе держались  и  стремились  попасть на  работу в школу. Желающих   хватало. Брали  часто  тех, от  кого быстро ждали  каких-то результатов, неважно, что  человек  не совсем  понимает,  в  каких  условиях  придётся  работать, а  хотят  от  него  невозможного (именно для него). Многое  им  навязывали, не очень-то  заботясь  о  репутации, обходясь  вместо  конкретики  размытыми  фразами, патетикой. А на меня это уже не действовало, совершенно другой жизненный  опыт.

От  меня, безусловно, ждали  быстрого  результата. Как  ждали  и  от  одной  дамы, которая  в  гимназии  работала  несколько  ранее,  чем  туда  пришёл  я. Она  была  мастером  спорта  по  туризму  и  ей  очень  быстро  навязали  туристический  поход  в  зимнее  время  года. А зачем  откладывать достижение  результата  во  славу  учебного заведения, руководства  школы  и  отдела  образования? Навязали  в  поход  весь класс, а   всех  брать  не  стоило, да  она  и  не  хотела. Лучше  всего, вообще, только  на  следующий  год  начинать  ранней  осенью ходить  в  походы, но  бездельников  в  гимназии  не  любят, доверие  надо  оправдывать. Тем  более, на  приобретение  туристического  снаряжения  были  выделены  средства  от отдела образования. Средства даже на достижение очень значительного результата  выделяются очень  редко.

И она повела один из старших классов в поход. Достаточного авторитета у неё ещё не  было. Так вот, двое из парней полностью начали игнорировать её в качестве руководителя, в результате своих выкаблучиваний  отморозили ноги  и  кому-то из них  ампутировали палец.

Был скандал, женщина уволилась и зареклась заходить в гимназию.

От меня потребовали результат в тире, я  начал  требовать, чтобы мне освободили  тир, после препирательств с завхозом освободили часть тира, возле щитов  для  вывешивания мишеней. Это меня  удовлетворило.
Мини-чат
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа